Уже осенью 1941 года немецкому командованию стало понятно, что план Барбаросса попросту провалился. Быстро захватить столицу Советского Союза, тем самым подавив сопротивление советских солдат, немецким бойцам не удалось. Уж больно сильное сопротивление они встретили со стороны РККА, солдаты которой сражались не на жизнь, а на смерть. 

Перспектива зимовки на территории СССР для немцев была совершенно не радужной. Ведь солдаты были полностью не готовы к такому повороту событий. Не имели должной одежды, а также соответствующего оборудования в технике. Больше всего досталось немецким танкистам, которые в сложных погодных условиях СССР выживали как могли. 

Одежда немецких солдат

С огромным ужасом вспоминали солдаты вермахта о 20-и градусных морозах, которые у большинства жителей нашей страны вызывают лишь улыбку на устах. Для Европейцев с более теплой зимой такие морозы казались невероятными. В то время как для нас – это вполне приемлемые зимние условия. 

К тому же бойцы были очень слабо экипированы и откровенно завидовали советским ватникам и телогрейкам, которые отлично справлялись с любыми морозами, постоянно удерживая температуру тела.

Оборудование танков

И если на привале немецкие танкисты имели возможность согреться от тепла костра, распаленного ими. То, находясь в железной машине, они попросту обрекали себя на верную смерть. Так как любой немецкий танк после остановки мотора довольно быстро остывал, накапливая и поддерживая минусовую температуру всем своим металлическим корпусом.  

Ведь в начале Великой Отечественной войны, ни немецкие, ни советские танки не имели внутренних отопителей. Да и танки союзников обеих стороны не могли похвастаться отопительными новшествами. Первые же “печки” появились на немецкой технике только в 1944 году. Ими оснастили дорогостоящие “Пантеры”. Но вернёмся в 1941-1943 года. Всё, на что могли тогда рассчитывать немецкие солдаты, так это на тепло, которое выделялось от работы работающего двигателя внутреннего сгорания танка. Но и тут существовала проблема. Моторный отсек танка был отделен от боевого отделения защитным листом, в котором немцы сверлили отверстие. После в отверстие вставлялся шланг, который соединялся с воздуховодом радиатора. Таким образом небольшая порция тепла все же попадала в боевое отделение. Правда вместе с угарными газами, вероятность отравиться которыми была особо велика.

Керосиновая лампа

Если при движении танка, немецкие танкисты могли хоть как-то согреться, используя тепло работающего мотора танка, то во время ночёвок дела обстояли гораздо хуже. Хорошо, если они располагались в селе, где танкисты могли переночевать в отапливаемом доме. Но всё чаще танкистам приходилось ночевать в полях или лесах. 

В этих случаях всё, на что они могли рассчитывать, так это обыкновенная керосиновая лампа, которая предназначалась для отогрева двигателя танка после продолжительной стоянки. Ночевали немцы непосредственно в танке, выставляя дежурные посты вокруг техники. Располагались в боевом отделении, плотно прижимаясь друг к другу, и зажигали лампу. После того как все засыпали, лампа нередко угасала, начиная коптить. Появлялась опасность отравления угарными газами, которая в то время мало кого пугала. Ведь вероятность попросту замерзнуть была намного выше. 

Как результат, просыпались танкисты вермахта полностью промёрзшими. Многие из них позже вспоминали, что если во время сна несознательно прикоснуться головой к обледенелому железу танка, волосы моментально примерзали, после чего их приходилось буквально отрывать от брони. 

Не так хорошо обстояли дела и с запуском техники в зимний период. Прибегали к помощи тех же керосиновых ламп, которые требовали определенного времени для отогрева мотора. 

Однажды, взяв в плен русского солдата, немцы, пригрозив ему расстрелом, пытались выведать секрет моментального запуска танка, которым зачастую пользовались русские танкисты. Педантичные немцы были попросту поражены, когда советский солдат добавил горячей воды в радиатор охлаждения танка, и тот моментально завелся. 

Также стоит учитывать и тот факт, что немецкая техника зачастую комплектовалась бензиновыми моторами, которые работали на синтезированном из угля бензине, замерзающем уже при температуре в -15. В то время как советские танки использовали при своей работе зимнее дизельное топливо, которое начинало кристаллизоваться только при морозе в -35. Да и то, добавив в него немного керосина, советские танкисты могли с легкостью привести технику в полную боевую готовность. Причем за короткий промежуток времени.  

Заключение

Как становится понятным, немецкие танкисты оказались в более плачевной положении после знакомства с русскими морозами, нежели советские солдаты. Они не имели хорошей теплой одежды и спасались исключительно теплом мотора и керосиновыми лампами, которые выделяли не так уж и много тепла.

Техника вермахта также не может похвастаться отменной работоспособностью в зимних условиях. Ведь для ее запуска и последующей эксплуатации солдатам приходилось тратить довольно много времени и усилий. А это, с учетом постоянных военных действий, очень большие затраты. Ведь на войне, как известно, каждая секунда дорога.   

Немцы "завязли" в снегу под Москвой.

Немцы “завязли” в снегу под Москвой.

Зима тяжёлое испытание для всех.

Зима тяжёлое испытание для всех.