Такое понятие как «наркомовские 100 грамм» появилось еще во времена Финской войны. Однако первые достоверные упоминания, указывающие на то, что в русской армии «наливали», сводятся еще к петровским временам. Именно тогда солдатам стали выдавать порции так называемого «хлебного вина». Но уже в 1940 году были утверждены «наркомовские 100 грамм», о которых тепло вспоминали и рядовые фронтовики, и офицеры. Произошло это в январе месяце во время Финской войны. Инициатором пусть уже не новой, но актуальной идеи считается Клим Ворошилов. Он предложил Сталину утвердить распоряжение о ежедневной выдаче солдатам 50 г сала и 100 г водки. Танкистам полагалась в два раза больше, а летчикам вместо водки «наливали» 100 г коньяка. По грубым подсчетам с 10 января 1940 года по начало марта военные РККА выпили больше 10 тонн водки и 8.8 тонны коньяка. Была ли от этого польза? Дальше попробуем разобраться.

Почему стали «наливать»

Как известно, на войне абсолютных трезвенников нет. То, что выдачу 100 г спиртного утвердили именно во время Финской войны, а не позже или раньше – не случайность. Северный регион отличается сложными, неблагоприятными климатическими условиями. Здесь советские войска стали нести большие потери, причем большое количество солдат оставались на поле боя не в результате вражеского обстрела, а по причине обморожений. Командование советской армии пришло к заключению, что благодаря водке или коньяку солдаты РККА станут намного легче переносить тягости северного региона. Оценить рациональность этого решения и влияние «ворошиловских» ста грамм на боеспособность советской армии во время боевых столкновений на севере довольно проблематично, поскольку война с финнами закончилась достаточно быстро. Уже после окончания Финской войны выдачу водки прекратили.

Но «наливать» стали вновь уже через 1.5 года. 22 августа 1941-го вышло постановление Государственного комитета обороны № 562, которое определяло выдачу 100 грамм «сорокоградусной» красноармейцам и командирам передовой линии действующей армии. Данное постановление вступало в силу с 1 сентября того же года. Также был принят отдельный документ, в котором возлагалась ответственность за распределение и доставку водки на военные советы. Часто эти 100 грамм называют не «ворошиловскими» или «наркомовскими», а «сталинскими», поскольку решение о возвращении алкоголя в ряды советской армии принимал главнокомандующий. Вокруг этого решения до сих пор ходят споры.

Если объяснить необходимость в «огненной» воде, когда приходится проводить время в условиях сильного мороза, еще можно объяснить, то вот целесообразность дальнейшего употребления водки солдатами у многих вызывает сомнения. По одной из версий это сделано для того, чтобы у солдат РККА притупить чувство страха. Это было важно особенно в первые месяцы войны, когда враг уверенно продвигался вглубь фронта и казался непобедимым. Другая версия – солдаты нуждались в отдыхе и снятии стресса после тяжелых и изнурительных боев, и водка как никак этому способствовала. Есть и третья версия – алкоголь притупляет боль при ранении, то есть «сорокоградусную» выдавали для того, чтобы солдат не терпел изнурительные мучения, пока ему не окажут первую медицинскую помощь.

Была ли польза от 100 грамм?

Чтобы оценить реальную пользу от выдаваемой водки лучше всего ознакомиться с мнениями фронтовиков. Например, находившийся на службе в Красной армии с ноября 1941 Н. Никулин писал следующее:

«До зимы 1942 года я вообще не пил. Но попробовать водку заставили обстоятельства. На севере в морозный день я угодил в ледяную воронку и оказался по грудь в холодной воде. Переодеться я не мог, так как другой формы не было. Спас меня старшина. Он выдал новое белье, просушил ватник  возле костра, натер меня водкой и налил 100 грамм, чтобы я выпил. Тогда он еще сказал, водка – это не роскошь, это гигиена».

Пожалуй, никто не будет спорить, что в условиях постоянных эмоциональных нагрузок водка становилась чуть ли не единственным верным лекарством от стрессов.  Так о «наркомовским 100 грамм» писал А.В. Пыльцын, прошедший войну командиром стрелкового взвода:

«У «наркомовских» 100 грамм была как положительная, так и отрицательная сторона. Например, незначительная доза алкоголя могла сильно ухудшить состояние солдата, не спавшего несколько ночей подряд, да еще и на пустой желудок. Поэтому командному составу давали распоряжение о выдаче спиртного только перед началом наступления, а не в обед, как это было положено раньше».

Рядовой В.Н. Цоглин в письме матери писал:

«Я не курю, а вот выпить водки иной раз – дело полезное. Часто свои 100 грамм отдаю товарищам, но иногда хочется выпить и самому. Как говорится, для поднятия духа.  После принятия внутрь водки что-то горячее разбегается по жилам. Дальше ты больше делаешь и меньше думаешь. Здесь это важно и без этого никак».

То есть, реальная польза от горячительного напитка действительно была. Но многие жены и матеря советских солдат опасались, как бы у них не выработалась пагубная привычка из-за регулярного принятия спиртного. Писавшие письма домой солдаты пытались переубедить своих близких в обратном.

Например, Политрук Д.А писал следующее жене:

«У тебя сложилось неверное представление о «наркомовских 100 грамм». Для тебя это что-то нехорошее. Если будешь и дальше повторяться в письмах об этом, больше не напишу. Пойми, что на войне нет трезвенников, но и пьянствующих нет, а если и появляются такие, то их участь на войне весьма прискорбна – за это судят, сажают и даже расстреливают».

Также стоит сказать, что далеко не все солдаты на фронте пили и были лояльны в отношении алкоголя. Были и такие, кто не притрагивался к стакану. Однозначного ответа и мнения насчет «сталинских» ста грамм водки до сих пор нет. Но однозначно можно сказать, что многим горячительный напиток помогал хотя бы на минуту отвлечься от войны и расслабиться.

Сто грамм "наркомовских".

Сто грамм “наркомовских”.

"Наркомовские" сто грамм - водка для гигиены, а не для храбрости.

“Наркомовские” сто грамм – водка для гигиены, а не для храбрости.

Фронтовые сто грамм.

Фронтовые сто грамм.