Rate this post

Вопрос выбора предпочтительной силовой установки для военной техники был и остается актуальным. Известно, что в производстве военизированной техники инженеры отдают предпочтение дизельному двигателю. Его основное достоинство заключается в способности передавать высокий крутящий момент на низких оборотах, что особенно важно для тяжёлых и мощных самоходных установок. Но это далеко не самое главное ценное качество дизельного топлива. Не менее важен вопрос безопасности, и, как известно, «тяжелый» дизель обладает низкой летучестью, а это свою очередь избавляет моторно-трансмиссионный отдел танка от горючих паров.

Следовательно, во время полевых сражений танк с бензиновым двигателем больше склонен к возгоранию по той причине, что в моторно-трансмиссионном отделе из-за бензина остаются пары, которые легко воспламеняются. Но важно учитывать, что дизель – это тоже топливо, поэтому попадание в топливный бак танка приводит к серьезным последствиям. Тем не менее, несмотря на очевидные преимущества установки на танки дизельного ДВС немецкие инженеры делали упор на бензиновый аналог. В чем заключается основная причина такого решения?

Почему Германия делал упор на бензин?

Использование дизеля в танках – логичное решение, с какой стороны на этот вопрос не посмотреть, особенно в Германии. Известно, что еще Рудольф Дизель предложил принцип воспламенения топлива от сжатия, и именно ему принадлежит разработка дизельного силового агрегата. Уже после Первой мировой войны его соотечественник Роберт Бош усовершенствовал и модифицировал основные агрегаты дизеля, тем самым повысив эффективность работы такого типа ДВС. Нет никаких сомнений, что Германия начала и закончила бы Вторую мировую войну на дизельных танках, если бы не одно «но». После заключения Версальского мира возможности немецкой армии упали в разы, что объяснялось довольно низким на тот момент времени технологическим уровнем страны. Так Германия не могла строить новую бронетехнику и военные корабли. Но наличие договора не отменяло некоторых тонкостей, поэтому в 1933 году был создан «учебный» танк Panzer I с карбюраторным мотором. Опять же, карбюратор был выбран потому, что он дешевле и проще, что было важным подспорьем для ослабленной экономики страны.

Уже через два года  Гитлер объявил о создании люфтваффе – запрещенных Версальским соглашением. Никакой реакции на это решение не было, поэтому уже 16 марта 1935 года началось строительство панцерваффе. Перед началом Польской кампании в распоряжении немецкой армии было свыше 3100 боевых машин разных модификаций, среди которых даже совершенный Pz.Kpfw IV передвигался за счет бензинового ДВС. Вопрос переоснащения боевых машин на дизель рассматривался, но считалось, что этот процесс займет слишком много времени, а также потребует немалых ресурсов, что негативно скажется на окончательном числе изготовленных боевых машин. При этом «прожорливость» карбюраторных машин сочли за небольшой недостаток. В 1938 году специалисты Daimler-Benz инициировали работу над прототипом VK 20.01 (D). Планировалось заменить новым танком «линейный» Pz.Kpfw III. Одной из отличительных особенностей машины был 350-сильный дизель Daimler-Benz MB 809, который в плане мощности существенно превосходил бензиновый аналог. При этом он был в разы экономичней, но и от этого ДВС высшее немецкое руководство было вынуждено отказаться.

Причина решения – нагрузка логической цепочки поставок. Вся немецкая техника работала на бензине, и поставка дизеля всего лишь для одного типа техники приводила к дополнительной нагрузке на логистику. Вскоре глава Танковой комиссии Германии – Фердинанд Порше – предложил, все же, всю военную технику перевести на дизель. С этой целью был разработан план производства унифицированных дизельных силовых установок в шести различных модификациях. Однако к этому времени ситуация на фронте для Германии стала резко ухудшаться. Считается, что промедление с переходом на дизель было также связано с трудностями получения дизтоплива. В 1942 году нашлось решение по производству синтезированного дизельного топлива, объемы которого превышали даже бензин, но к тому времени на фронте уже во всю воевали стандартизированные немецкие бензиновые танки. Таким образом, даже потенциальная возможность немецким танкистам перейти на дизельные машины напрямую зависела от успехов на фронте. Не секрет, что немцы планировали получить доступ к нефтяным месторождениям СССР, и тогда уже осуществить полноценный перевод «Тигров» и «Пантер» на питание дизелем. Но этим планам не суждено было сбыться.

Какой можно сделать вывод?

Советские инженеры прекрасно понимали все преимущества установки дизельного мотора на военизированную технику, к тому же использование такого двигателя на танках не было ущемлено трудностями с поставками дизтоплива. В свою очередь Германия изначально не была экономически готова к массовому выпуску военной техники, питающейся на дизтопливе, а когда стало очевидно, что «прожорливость» карбюратора существенно затрудняет реализацию планов в связи со сложностями поставок на обширные территории, свою роль сыграла излишняя самоуверенность высшего немецкого руководства. Когда немецкая экономика созрела для того, чтобы начать массовый выпуск танков с дизельным ДВС, ощущался дефицит дизтоплива по той причине, что большая его часть уходила на «питание» подводных лодок.

Заправка немецкого танка топливом.

Заправка немецкого танка топливом.