12 августа 2000 года в 11 часов 28 минут крейсер «Пётр Великий» зафиксировал сильную вспышку в акватории в месте, где проходили учения российского Северного флота. После чего последовал гидравлический удар. Через пять часов после этого по плану предстоял сеанс связи с подводной лодкой К-141 «Курск». Новейшая и абсолютно, по отзывам специалистов, надежная подводная лодка. Но в назначенный срок установить с ней связь так и не удалось. В этот момент мало кто подозревал, что разворачивается одна из крупнейших трагедий в истории современной России. Это была первая и крупнейшая авария после того, как пост главы государства занял Владимир Путин.

Что произошло

В эпоху Брежнева командование флота СССР задумывалось о способах противостояния авианосным группировкам США. Строить аналогичные коробки в СССР не имели возможности. Было принятое решение нести ассиметричный ответ. Так появились подводные лодки проекта 949А. Эти лодки известны еще как «Антеи». Это своеобразный заключительный подарок современной России от Советского Союза. Последнюю подводную лодку из этой программы достроили уже в момент, когда распадался СССР. Десятый из одиннадцати запланированных экземпляров примерил на себе номер К-141 и название, которому суждено в дальнейшем стать одному из самых трагичных, – «Курск».

90-е годы для российского флота оказались одними из самых сложных. Дело было даже не столько в состоянии флота, сколько в проблемах в командовании и квалификации экипажа. Из-за недостатка средства отсутствовала возможность проводить плановые тренировки. В два заключительных года прошлого столетия «Курск» не провел ни одной торпедной стрельбы. Летом 2000 года состоялся ремонт лодки, но к этому моменту его экипаж не был в море уже девять месяцев. Вскоре экипажу предстояло принять участие в крупнейших учениях морского флота России. При этом задача перед ним была поставлена не самая простая: необходимо было провести учение с торпедами типа «Кит», с которыми ни экипаж, ни командование ранее не имело дела. 10 августа лодка отправилась на учения. Через два дня командир «Курска» вышел на связь и сообщил, что учения проходят согласно плану. Ровно в 09:00 «Курск» занял свою позицию для проведения учебной стрельбы.

В 11 часов 28 минут происходит взрыв торпеды в первом отсеке. Взрыв приводит к гибели тех, кто находился в первом и втором отсеке. Находившиеся в третьем отсеке моря начали отходить на корму, но доходят только до четвертого. Дальше «Курск» бьется о морское дно на глубине 108 метров. Происходит детонация оставшихся торпед, после чего взрывная волна проходится по отсекам, и останавливается только за счет прочных переборок вокруг атомного реактора. В корме остаются живыми 23 моряка. «Пётр Великий», который так и не смог выйти на связь с «Курском», бьет тревогу только ближе к полуночи. Учения прекращают, на воду выходят спасатели. Только в этот момент все понимают, что с подлодкой произошла катастрофа.

Причины бедствия

«Курск» находят на дне только в 04:51 следующего дня. Становится очевидно, что ее уже не спасти. Флот не располагает необходимым техническим оснащением, подготовка спасателей на недостаточно высоком уровне. В этом время выжившие 23 моряка еще находились в корме, но они прекрасно понимали, что, скорее всего, погибнут. Об этом свидетельствуют записки, оставленные капитан-лейтенантом Дмитрия Колесникова. В них он приводит имена уцелевших членов экипажа, а также сообщает, что «шансов выжить у нас, похоже, немного, 10-20%».Чтобы избежать затопления потерпевшей бедствие подлодки, экипаж повысил давление, но ситуация с каждой минутой ухудшалась, вода медленно, но верно пробиралась в девятый отсек.

Из записки, оставленной капитана-лейтенантом Садиленко, можно понять, насколько кошмарными были последние часы жизни моряков:

« Нас 23 человека в 9 отсеке. Чувствуем себя плохо, ослаблены действием угарного газа. Кончаются регенерационные патроны. При выходе на поверхность не выдержим компрессии. Еще протянем максимум один день».

Вскоре произошло событие, которое стало для моряков фатальным. На пластины аварийной системы регенерации воздуха попало машинное масло, что привело к возгоранию, но пожар быстро погас. Проблема была в том, что огонь выжег кислород, а девятый отсек наполнился угарным газом. Это означало, что к началу спасательной операции спасать уже было некого.

Один из вопросов, который тревожил и до сих тревожит людей, – что стало причиной бедствия? Официальные версии скептики практически сразу же отбросили. Наиболее широко распространилась версия о том, что «Курск» столкнулся с НАТОвской подлодкой. Они находились в Баренцевом море в тот момент, обе американские подводные лодки в теории могли столкнуться с «Курском», но они намного меньше российской подлодки, это значит, что удар и торпедирование неминуемо привело к их уничтожению. Поэтому данная версия довольно быстро отпала.

Намного правдивей выглядит версия о торпедировании российской подлодки. Даже публиковали фотографии погибшей подлодки, на которой видно большое круглое отверстие на борту. Но здесь есть важный момент: торпеды не оставляют круглых отверстий с ровными краями. В случае с «Курском» края были действительно ровными. К тому же внутри не были обнаружены следы от инородной торпеды. Внутри «Курска» обнаружили только деформации, ставшие следствием внутреннего взрыва. К тому же было бы довольно сложно не обнаружить поблизости НАТОвскую подлодку. Поэтому версия о торпедировании тоже не выглядит правдоподобной. Впрочем, есть немало людей, которые склоняются именно к этой версии.

Что же произошло на самом деле? Вероятней всего, произошла детонация учебной торпеды. В используемой в тот день на «Курске» торпеде 65-76 задействован пероксид водорода и керосин. При контакте с керосином пероксид водорода делится на воду и кислород с обильным выделением тепла. Проще говоря, взрывается. Именно такие следы взрыва были обнаружены на уцелевших и поднятых со дна обломках торпеды.

Можно ли было спасти моряков

Когда «Рудницкий» прибывает на место происшествия, спасть уже было некого. Но в первый день спасательной операции командованием была дана ложная надежда о том, что в «Курске» остаются выжившие. Также было объявлено, что с членами экипажа установлен контакт по звуку изнутри. На самом деле контакта не было, изнутри стучал якорь-цепь о якорный клюз и автоматическая аварийная станция подлодки. Но ошибка командования заключалась в том, что изначально не была установлена природа этого звука. Ложные сведения только усугубили и без того катастрофическую ситуацию. Все это, конечно, становилось поводом для гнева не только родственников моряков, но и всей небезразличной российской публики. 19 числа открывают люк, находят воздушный пузырь в девятом отсеке, но выживших в нем нет. Таким образом, от взрывов 95 человек погибли сразу, а 23 остались в живых еще некоторое время. Подъем «Курска» со дна стал отдельной международной миссией.

К-141 "Курск" - Российский Атомный Подводный Ракетоносный Крейсер и его экипаж.

К-141 “Курск” – Российский Атомный Подводный Ракетоносный Крейсер и его экипаж.

К-141 "Курск".

К-141 “Курск”.

Экипаж АПРК "Курск" в парадном строю. 30 июля 2000 год.

Экипаж АПРК “Курск” в парадном строю. 30 июля 2000 год.

К-141 "Курск" и его экипаж.

К-141 “Курск” и его экипаж.

К-141 "Курск".

К-141 “Курск”.

К-141 "Курск".

К-141 “Курск”.

К-141 "Курск".

К-141 “Курск”.

К-141 "Курск", последствия.

К-141 “Курск”, последствия.

К-141 "Курск", последствия.

К-141 “Курск”, последствия.

К-141 "Курск", последствия.

К-141 “Курск”, последствия.

К-141 "Курск", последствия.

К-141 “Курск”, последствия.

К-141 "Курск", последствия.

К-141 “Курск”, последствия.